Субъект эсхатона

Со времени осознания существования души, примерно скажем около пятидесяти тысяч лет назад, до воплощения апокалиптического потенциала, что по биологическим меркам не более чем мгновение, но это пять минут по сравнению с остальным массивом истории, в этот период всё находится в равновесии, поскольку это сумасшедшая гонка от обезьянства до покорения звёзд. И во время этого скачка через пропасть шириной в двадцать пять тысяч лет освобождаются энергии, загораются искры религий, эволюционируют и умирают философии, возникает наука, возникает магия, все эти вещи что контролируют силу с большей или меньшей степенью этического постоянства, как и с метафорой умирания, существует вероятность превращения всего этого в объект для насмешек и прекращения трансформации нашего вида в гиперпространственный интеллект.

Мы сегодня, в этом нет сомнений, являемся свидетелями финальных секунд этого кризиса, включающего в себя конец истории, покидания пределов этой планеты, победуем над смертью и являем освобождение индивидуумов от оков материи. Мы по сути сокращаем расстояние до самого глубокого по значимости события, с которым может столкнуться экология планеты, являющимся освобождением бабочки жизни из сумрачной куколки материи. Древняя метафора о душе как о бабочке, это метафора о всём человечестве. Мы должны претерпеть метаморфозу, чтобы пережить толчок исторических сил уже находящихся в движении.

Если ты хоть немного разбираешься в биологии, то знаешь что человек считается неэволюционирующим видом. Иными словами, где-то в течении последних ста тысяч лет с возникновением культуры биологическая эволюция человека остановилась и эволюция стала культурным феноменом, начали развиваться орудия труда, языки, философии, но тип и суть человеческой души продолжали оставаться неизменными. По этой причине мы мало отличаемся от людей живших столь давно. Однако теперь технологии являются истинной оболочкой нашего вида. Человек, если рассмотреть его в надлежащем контексте последние пять тысяч лет, является создателем технологических оболочек. Мы берём материю обладающую низким уровнем организации, прогоняем через мыслительные фильтры и создаём ими пармские евангелия, космические челноки, все подобные штуки, вот что мы делаем. Мы похожи на кораллы растущие на технологическом рифе и созданными нашей психикой внешних объектах. Иными словами тело должно стать энтериоризированным, полнокрасочным объектом растущем на основе полупроводниковой гиперпространственной матрицы которая вечна. И этот человек путешествует по элизиуму в своём теле испытывая всевозможные плотские удовольствия, но неосознавая что он является голографической проекцией в микроскопической сверхпроводимой и словно несуществующей среде. Это часть замысла. И мы, вся история это производство прототипов этой ситуации со всё большими и большими приближениями к идеалу. Так что аэропланы, автомобили, космические станции, челноки и колонии в космосе, межзвёздные корабли на аппаратных двигателях поступательного головокружения на сверхсветовых скоростях, всё это самотрансформирующиеся образы полёта, что пространно намекает на преодоление человеком собственных границ. Так что мы сами, наше желание, наше спасение и наша единственная надежда по сути это прекратить наш исторический кризис став инопланетянином при помощи отказа от отчуждённости посредством признания в инопланетянине себя по сути. И все эти прочие образы, космические корабли, колонии, всё подобное это предвестники.

Идея что история это ударная волна эсхатологии или, другими словами, когда ты сокращаешь дистанцию с эсхатологическим объектом, настоящим будущим, в том смысле что закодированным многочисленными искусственно генерируемыми алгоритмами ядром отсутствующей пустоты, способным, намеревающимся моментом, образы им отражаемые становятся всё более и более похожими на истинное его значение и в последнее мгновение тебе открывается бог, и больше нет отражённых образов этой тайны, тайна предстаёт перед тобой во всей своей наготе и более ничто не существует.

Автор: Yevgeniy Korobka

Theta Creative Strategic Art Engineer