Политика Ли Куан Ю

87-летний создатель «сингапурского чуда» и один из самых ярких политиков эпохи Ли Куан Ю после 30 лет правления страной в должности премьер-министра и семи лет в роли наставника правительства ушёл в отставку чтобы «дать дорогу молодым». За эти годы ему удалось превратить Сингапур из бедной рыбацкой деревушки без доступа к каким-либо природным ресурсам в процветающее государство где практически отсутствует коррупция а население — одно из самых благополучных и образованных в мире.

Мы — необычное государство. Оно было достаточно коррумпированным до того как мы пришли к власти. До этого у нас заправляли британцы. Они делились властью с местными министрами и во время переходного периода наделяли их всё большими полномочиями. Эта передача власти со временем стала всё чаще сопровождаться взяточничеством — подарки, ещё подарки, потом деньги и так далее.

Когда мы пришли к власти мы решили положить этому конец — иначе мы не смогли бы выжить. Наши соседи обладают огромными ресурсами — нефтью, газом, лесом, у них есть реки и гидроэлектростанции. Мы всего лишь небольшой остров. Как нам выжить? Мы должны были начать жить по другим принципам: ты взяточник, а я нет, ваша экономика малоэффективна, а у нас всё наоборот. В вашей стране небезопасно жить, а в нашей безопасно, женщина может выйти на пробежку в три часа ночи и ей ничего не угрожает. Как мы добились всего этого? — Прежде всего мы дали людям понять что если мы не пойдем своим собственным путем мы не выживем.

У нас нет ни нефти ни газа но у нас есть крупнейший нефтеперерабатывающий и нефтехимический комплекс во всем регионе. У нас работают все крупнейшие компании. Почему? Благодаря стабильности, сохранности инвестиций, эффективности и надежности. Я приведу пример. В 1973 году арабские страны ввели нефтяное эмбарго чтобы выразить протест против того что США поддерживают Израиль. Все эти страны разом заявили что вся нефть в нефтехранилищахпринадлежащая другим людям на самом деле принадлежит им и её нельзя продавать.

Я решил что если мы хотим процветания не надо вмешиваться в этот конфликт. Я позвонил нефтяникам и сказал: — Если вы собираетесь вести дела как прежде и если вы считаете что потери должны распределяться на всех — все будут получать только часть того что получали раньше — мы готовы разделить эту позицию.

Они не забыли об этом. Сегодня во время рецессии инвестиции ExxonMobil в Сингапур составляют $12 млрд, до того как Exxon поглотила Mobil они составляли $6 млрд. Они собираются дополнительно инвестировать $4,5 млрд, таким образом общая сумма инвестиций составит $16,5 млрд.

Почему это происходит? Потому что они уверены, что мы не откажемся от своих обязательств. России после того что произошло с западными нефтяными компаниями понадобится много времени чтобы этого достичь. Я не пытаюсь судить кто был прав а кто виноват. Я говорю о том что когда мы подписываем контракт мы тщательно изучаем его условия. Мы либо подписываем его либо нет. Но если мы подписали его мы обязаны выполнять его условия какими бы они ни были.

Необходимо доверие, необходимо признавать тот факт что в результате сделки вы можете оказаться в проигрыше но в долгосрочной перспективе вы выйдете победителем.

А вы говорите Британия погибнет

Когда мы с мужем покупали в Англии квартиру, срок владения на нее был 999 лет. Я все не могла оторвать глаз от этих совершенно фантастических цифр: 999 и прописью «девятьсот девяносто девять лет» на контракте.

— Кто из нас сумасшедший?

Вдруг, спустя несколько лет, муж обеспокоился… выкупом нашей квартиры в бессрочное владение (freehold).

— Зачем?!

— Вдруг мы решим её продать. Люди не любят покупать квартиры с ограниченным сроком владения (leasehold)… Да и вообще — freehold лучше…
Тысячелетие — ограниченный срок?!

Сколько вопросов!

— Как он будет выглядеть, этот владелец нашей квартиры через 999 лет?

— Будут ли у него щупальца или он все же будет гуманоидом с совершенно искусственным интеллектом?

— Будет ли наша планета еще вращаться вокруг солнца через 1000 лет?

— А вдруг, даже солнце остынет?

— Это неважно. Не думаю, что в Англии существенно изменятся законы о владении и купле-продаже недвижимости, — улыбается муж. Тут же образ: зеленая щупальца, ставящая подпись на контракте.

— Шутник.

Уже потом, когда я набрела на такую вот историю, я поняла, что он не очень-то и шутит.

1913 год, Англия, Лондон, Вестминстерский холл, самое старое здание парламента в мире.

Заседание комиссии по крупной реставрации холла выявило большую проблему: здание начали строить в 11 веке, закончили только к 14-му, временами потом ремонтировали, но в веке двадцатом требовался уже капитальный ремонт и главное: — Нужно было заменить гигантские, дубовые стропила.

Дубрав в Англии осталось мало, а старых — еще меньше, а тут нужны дубы старше 300 лет — потому что все, что моложе не подходило по размеру. И стала комиссия искать, нет ли документов, откуда дерево для стропил брали в прошлый раз, в 14 веке.

Отыскали в Парламенте пергамент со списком поставщиков, там их учёт ведется примерно с XI (одинадцатого) века. Раскрывают. Ломкий телячий пергамент. Побуревшие чернила. Странная орфография. Читают. И обнаруживают, что дуб под стропила брали из владений семейства Courthope из Сассекса. Более того, выясняется, что поместьем все эти века владела одна и та же семья. Связываются. И глава семьи, сэр Джордж Кортоп, отвечает: «Да. Мы ожидали ваш звонок. Дубы в порядке. Можете забирать.

Немая сцена.

Дело в том, что когда прапрапрапрапра сэра Джорджа поставил балки для строительства Парламента, он тотчас смекнул, что когда-нибудь новое дерево понадобится для ремонта, замены, а дубы нужны такие, которым не менее трехсот лет, поэтому тут же приказал высадить саженцы новой дубравы. Их высадили, пометили и об этом в семейном архиве записали: — Дубрава для ремонта Вестминстерского холла, да так и передавали документ наследникам 560 лет.

И возрадовались в Вестминстере. И срубили дубы, и сделали балки, и отремонтировали великолепный Вестминстерский холл.

Думаю, сэр Джордж, возблагодаривший предусмотрительного предка за огромную сумму, неожиданно полученную за дубы, тут же посадил новую дубраву, с расчетом на следующий ремонт и благодарность далекого потомка.

Умение планировать на ближайшие 500 лет

Умение деловито распоряжаться вечностью и собственной смертностью. Потому что смертность — она ничего не значит по сравнению с предусмотрительно и вовремя посаженными дубами, хранением нужных документов и уверенностью, что Вестминстерский холл будет стоять поддерживаемый столетними дубовыми скрепами, законы (независимо ни от каких партий и правителей) — работать, и всё — продолжаться.

Вот такой менталитет, друзья мои.


В комментариях к оригиналу этого чудесного анекдота было изложено интереснейшее расследование предпринятое человеком который хотел его опровергнуть. Материал замечательный не только тем что подтверждает идею делового подхода к вечности как части британского менталитета, но сообщет нечто еще более ценное о самом сэре Джордже. Вот почитайте.

Сэр Кортоп будучи депутатом Парламента поначалу отказался от выгодной продажи своих дубов, по «причине конфликта интересов — член парламента не может заключать контракты с правительством не рискуя потенциальным судебным преследованием».

Внимание! Британский депутат отказывается от выгодного контракта с британским правительством потому что им обоим не поздоровится от британского суда исполняющего dura lex, sed lex (закон суровый, но это закон)!

А вы говорите: Британия погибнет!

Вот такая уверенная в себе вечность.

Сажайте дубы, господа, вот что я вам скажу: пригодятся!

Золотой век

Нестолько в сфере религии сколько в сфере философии пророчества о будущем достигали хоть какого-то успеха и мы видим что благоря ей общество движется вперёд и не слишком активно распадается на части.

Основой для развития всей нынешней Западной цивилизации начиная с государств Древней Греции и затем Римской Республики, и далее нынешних Франции, Англии, Соединённых Штатов Америки и в некоторой степени стран всего остального колониального мира послужил принцип обязательного знания всеми гражданами того как управлять государством и того что каждый из них должен принимать в этом максимально активное участие.